Список желаний

Ваш список желаний пуст. Перейти в каталог?

Когда возможен диалог?

31.07.2021

"Мир Фантастики" опубликовал рецензию на книгу "Золотой лук. Книга 1. Если герой приходит":

Герой в «Золотом луке» ещё не пришёл — он только растёт, мужает, набирается опыта и прощается с детством. Это Беллерофонт, сын правителя Эфиры (Коринфа), победитель Химеры и укротитель Пегаса. Его имя, правда, могут припомнить только знатоки греческой мифологии, в отличие от Геракла и Персея, известных каждому школьнику. А между тем в Элладе этого героя почитали не меньше двух последних.

Статья вышла в номере за май 2021 года (№210).

Тем временем Владимир Бондарь закончил работу над иллюстрацией для обложки второго тома романа "Золотой лук":

"Карп и дракон" и "Черный ход" вышли в финал конкурса "Книга года 2020" по версии сайта "Фантлаб". Список финалистов:

Лучший роман / авторский сборник отечественного автора:

Подробности о конкурсе и голосовании во втором туре можно найти на форуме сайта.

Немного авторских карт - к роману "Сумерки мира" из цикла "Бездна голодных глаз":

Из диалогов с журналистами:

Сталкивались ли вы в своей жизни с чем-то, что иначе как божьим вмешательством или чудом не назовёшь?
— Мы родились на свет – полагаем, это чудо. Мы живы-здоровы, чего и вам желаем, пишем книги, любим своих родных – чем не божье вмешательство? Ничего более нам не требуется.
Все остальное – случайности и совпадения. Среди них есть своеобразные: придумывая биографию арабского поэта Аль-Мутанабби, мы позднее, получив доступ к историческим материалам, узнали, что угадали практически все, и даже с местом гибели ошиблись на каких-то пару километров. Но это чудом не назовешь.
Насколько вы реалисты в жизни?
— Фантасты – самые большие реалисты в этом мире. И жизнь свою мы меняли так, что круче некуда. Дмитрий Громов не пошел защищать уже готовую диссертацию, потому что был занят работой над книгой. Олег Ладыженский остался дома, когда вся семья перебралась в США – решение болезненное, сами понимаете. На наших глазах рухнула империя, и мы потеряли прежнюю работу, не приобретя новой. Нас шесть лет не издавали, а мы писали черными буквами по белой бумаге, уверенные, что иного выбора нет.
Рецепт в таких ситуациях один – поднять седалище с дивана и заняться делом.

В палантире горит Сауроново око,
Говорит: «Заходи, не живи одиноко,
Заведи-ка аккаунт
С аватарною мордой,
Подпишись на Раздол, на Залесье, на Мордор,
Хочешь, рай покажу, а не хочешь, руину,
Мы с тобою пойдем, братец, к Ородруину,
Не вставая из кресла, посещая сортир…»
Кто бы вырвал из рук моих тот палантир?

* * *

Одержим был Ваня бесом,
Вельзевулом Литпроцессом,
Не изгнать его, заразу,
Пишет три романа сразу!

* * *

Это яблоко с дерева зла и добра,
А вон там виноград и вина с полведра,
Выпивай да закусывай белым наливом,
Нет различия – завтра, сегодня, вчера.

Немного о "Золотом луке" с просторов YouTube:

В конце мая во Франции вышел перевод романа Марины и Сергея Дяченко "Цифровой" (Numérique). Книга выпущена издательством L'Atalante.

Testeur de jeux vidéo d’une nouvelle génération? Une aubaine pour Arsène, ce gamer surdoué d’à peine quinze ans. Mais, ce job en or, il n’est pas le seul à y postuler et la compétition sera rude.
Tout cela pour le compte de l’insaisissable Maxime, dont les desseins sont ambigus. Pur charlatan? Aimable manipulateur ? Visionnaire d’un monde virtuel à venir? Ou plus déconcertant encore?
«Je transfigure le matériel en immatériel et inversement»
Le sombre et le dérangeant côtoient l’émerveillement devant les potentialités du monde, qu’il soit réel ou virtuel. Ce roman de formation, par son côté dystopique, parfois cynique et désabusé, n’est pas sans rappeler le Neuromancien de William Gibson, certains textes fantastiques de Stephen King et, bien sûr, le film Matrix, qui a popularisé la confrontation du réel et du virtuel dans le monde d’aujourd’hui.

22 мая в московском театре "Без вывески" прошел спектакль "Последний дон Кихот" по одноименной пьесе Марины и Сергея Дяченко.

Захватывающая интрига. Розыгрыш на грани безумия. Предательство и Любовь. Спектакль «Последний Дон Кихот» — еще одна попытка разгадать тайну. Рыцарь Печального Образа. Кто он? Безумец, фанатик, герой? Решать Вам!
Действие происходит в доме Дон Кихота.
Потомки рыцаря печального образа, достигнув зрелого возраста, должны были проявить рыцарскую доблесть, встав на защиту слабых и униженных, подобно Дон Кихоту.
28 июля, в день первого выезда Дон Кихота, по традиции, последний из его потомков, Алонсо Кихано, должен отправиться в свой поход вместе с оруженосцем-потомком Санчо Пансо.
Но нашелся Некто, решивший остановить последнего Дон Кихота не силой, а обманом.
Таинственные и зловещие события происходят в доме Кихано накануне отъезда. Кто пытается остановить Алонсо, и удастся ли ему это сделать?
Здесь все на грани. На грани розыгрыша, на грани безумия, на грани предательства и отказа от предназначенного пути. Перейдет ли герой эту грань? Захватывающая интрига пьесы держит зрителя в постоянном напряжении.

Ну и напоследок - небольшое эссе от Г.Л.Олди:

Читательская критика: два разных подхода, или Когда возможен диалог?

Отзывы... рецензии... критика... Как много копий уже сломано вокруг них! Причем сломано с обеих сторон: как со стороны писателей, так и со стороны читателей. Нет, когда книга понравилась и ее хвалят – редко какой автор станет спорить с читателем (бывает и такое, но это редкие исключения). Ну и наоборот, когда некто пишет "Книга – полное дерьмо, автор – бездарь и графоман, убей сибя ап стену!" – тут дискуссия тоже вряд ли уместна. Тут остается только проигнорировать, забанить или едко высмеять (это уж в зависимости от настроения, и кто на что учился). Наиболее же интересен "средний" вариант. Когда отзыв / рецензия / комментарий вполне корректен, никакого хамства – но при этом достаточно критичен и к тому же аргументирован. Вот тут уже возможна нормальная дискуссия, в которой даже (о чудо!) временами удаётся переубедить оппонента – что вообще редкость, особенно в интернете. Но все же и такое случается.

Вот вам первый пример: отзыв, поглядев на который, остается лишь плечами пожать – но уж никак не вступать в дискуссию.

* * *

DardagnacPrawns о романе Г. Л. Олди «Черный ход»:

Топорище сверкает яичной желтизной. Потяни за ниточку...
Отпустило. (Что за хрень я читаю?)
Про что: шизофрения на Диком Западе.
Ничего не понравилось. Вообще ничего. Я в шоке на самом деле.
Стиль повествования. Как будто авторы сами с собой разговаривают. В период обострения. Спасибо, я теперь знаю, что такое быть шизофреником. Когда в твоей голове голос что-то говорит бессвязное. Вот оно как, ага!... Но обещали-то худ.произведение.
Он видел мир глазами тахтона.
Найти Кузнеца? Что может быть проще? Узор арок в небе. Малые нити судеб. Сочетание цветов. Дрожь, переплетение. Мерцание. Потяни за ниточку…
Отпустило.
Узнавание сгинуло, вернулось удивление.
Точно отпустило? У меня нет уверенности.
Кому-то должен нравиться такой стиль, конечно, но хотя бы пишите на обложке, каких наркотиков и сколько принять, чтоб с вами на одной волне быть.
Второе. Половина текста – это метафоры, сравнения, аллюзии и т.п. Уродливые и невтемные.
«С удовольствием, чистым как слеза младенца…», «Длинное топорище сверкает яичной желтизной.»
Чё? По-русски так не говорят. Или какие-то индусы писали, которые русский только учат?
Про правдоподобность.
Вот так в книге выглядит церковь (в Америке она, главном образом, протестантская, кто забыл):

Так всю службу вдвоем и отстояли. Народу набилось, что гороху в стручке, на скамьях яблоку упасть негде. На улицу вышел – гора с плеч! Не бес ты, приятель, не отродье сатаны. На радостях раскошелился: вернулся, толстенную пятицентовую свечку поставил. Молитву благодарственную прочел. Своими словами, не по Писанию, зато от души!

Службу??? Отстояли???
Свечку поставил? Куда, на голову себе? Они католики?
У католиков не служба, а месса. У протестантов нет аналогичного богослужения, у них даже молитв нет! Нет свечек! Никто не стоит, а сидит! (А, так вы знаете, что есть скамьи, да? На которые «яблоку упасть негде». А можно сказать «на кровати яблоку упасть негде?» Опять эти индусы…)
Это описание православного богослужения.
Стыдно должно быть за такое.
У меня ощущение, что с матчастью авторы не напрягались. Что-то там по памяти, на основе того, что видели в спагетти-вестернах. Герои ходят с растопыренными руками, всё время готовясь хватать оружие и стреляться. Как в кино.
Сюжет за 1/5 книги так и не начался, поэтому про сюжет сказать нечего. Ездят на лошадях пока.
Мир: как бы Дикий Запад, где в церквях стоят "православные мессы" на скамейках.
Расклад такой: кроме обычных растопырок есть стрелки, стреляющие проклятьями, черными полосами и несчастными случаями. (Шансеры.)
Как это работает?
Как обычно. При помощи шестого чувства и предчувствия.
Патроны похожи друг на друга, как близнецы. Никакой маркировки, пояснительных надписей на гильзах. Зачем? Абрахам прекрасно знает, что именно лежит на прилавке. Шестое чувство, чутье торговца, обслуживающего шансфайтеров, сродни чутью самих шансфайтеров, иначе и быть не может. То же чутье говорит Абрахаму, что шансер клиентки – левый револьвер, сказали бы стрелки, чуждые шансфайтерству – пустой, но это продлится недолго.
Или вы что-то ещё ждали?
Почувствовал, угадал...Само как-то сделалось.
Серьезно, а как насчет противомер? Если несчастья имеют физическую манифестацию, то должны быть какие-то противопроклятные бронежилеты, врачи-антипорчуны и тому подобное? Нет? Нет. Почему?
Потом, в мире у людей есть крошеные способности «искры», которые можно продавать и покупать. И которые, по логике, должны были бы остаться незамеченными. Например, одним из первых упоминается мальчик, который мог повышать температуру тела людей на «три сотых градуса». Как вы измерили-то это? Во времена, когда Колумб Америку открыл. Тогда даже градусов-то не было ещё, ни по Фаренгейту, ни по Цельсию, их в 18 веке только стали вводить. И как вы мерили, чем? Да и вообще, температура тела у человека может немного меняться в течение суток.
В общем, непродуманно. Не верю.
Герои.
Их целых два, это хорошо. Но они неинтересные. У тётки комплекс папочки, она всё время в драме, что отца убили 14 лет назад, она страдает. (Привет, Робин Хобб!) И дядька ещё, помощник шерифа, у которого есть ручной демон. И всё, что мы знаем о них. Они не похожи: она выглядит старше своих лет, он - моложе, и вместе они как племяш с тетей, то есть, неплохой бы был дуэт. Но... Это невозможно читать. Наркотики - зло.
Оценка: 1

* * *

Да, и такое бывает. А вы как думали?

А вот, как на наш взгляд, пример вполне корректной, аргументированной и уважительной дискуссии между читателем и автором – при том, что часть претензий читателя к тексту – ровно те же, что и в первом отзыве. Но, как говорится, "почувствуйте разницу":

* * *

Trepanatsya о романе Г. Л. Олди "Черный ход":

Читаю и люблю Олди еще с 90-ых, когда в руки попался рассказ из сборника про Папу Пия 14ого. Я этот рассказ даже начитывала на аудиокассету подруге в подарок, для атмосферности в особо замогильных местах вставляя куски из песен "Пикника"! А потом были "Сумерки мира" и "Ожидающий на перекрестках", и еще, и еще... И авторы стали бережно храниться в сердце и всегда немножко под рукой.
А еще я люблю вестерны, до безумия.
И пишу я все это потому, что если и буду ругаться, то нехотя и, скорее, от обиды.
С вестерном все сложилось, да и с фирменными отсылками Олди к христианской и китайской мифологии тоже. Шансфайтеры, стреляющие несчастьями разного калибра, полосами неудач, раскаяниями, не портили картину Дикого Запада. Ни китайцы, ни голландцы, ни индульгирующая 14 лет закомплексованная Рут (вообще кому пришло в голову, что девушка с двумя кобурами и верхом на лошади может быть некрасива, а??) не справились бы с этим.
А вот методистская церковь, в которой ставят свечи и богослужения проходят стоя, смогла. Не будь у меня, к сожалению, немалого личного опыта в этом деле, в глаза б так не бросилось.
Начало же первой главы я перечитала раз 6:

"– У вас тридцать восьмой, как обычно?
– Я не меняю привычек.
– Вот, пожалуйста.
Три блестящих патрона бок о бок встают на прилавке: троица солдат. Новенькая, с иголочки форма; округлые каски. Нет, солдаты здесь ни при чем. Три стопки виски, выставленные услужливым барменом. Рано или поздно у кого-то будет жестокое похмелье.
– Еще что-то?
– Дюжину несчастных случаев.
– Прекрасный выбор. Несчастные случаи – наш конек.
– И шесть проклятий.
– Все, как вы любите, мисс Шиммер. С вас один доллар восемьдесят пять центов.
– Ты шутишь?!
– С кого другого я бы взял два доллара десять центов, а то и два с половиной. Постоянным клиентам скидка."

Читаем через пару абзацев:

"Абрахам разводит руками. И в мыслях не держал, показывает он. За кого вы меня принимаете?
– Ты меня впервые видишь. Тем не менее, – Рут опускает шансер в кобуру, – когда я вошла, ты сразу стал звать меня мисс Шиммер. Откуда ты узнал, кто я?"

То ли знакомы, то ли - нет, кто-то еще не определился. После номера с церковью я вообще решила не заострять слишком внимание и не вчитываться в текст, чтобы избежать подобных оказий. Просто читала, просто представляла Дикий Запад и разворачиваемую передо мной писателями историю.

* * *

Генри Лайон Олди:

Добрый день.
Поскольку Вы – наш давний читатель, в виде исключения ответим.

  1. Эпизод в церкви, куда Джош зашел с тахтоном, чтобы проверить, не бес ли его тахтон, а потом поставил свечку – это ретроспекция, воспоминания Джоша. Это происходило давно. И явно не в Элемер-Крик. Это в Элмер-Крик церковь – методистская. А там, где Джош обретался на тот момент, он пошел в ту церковь, которая там была. И, заметьте, нигде не указывается, к какой конфессии принадлежала эта церковь.

    Цитата:
    "Два дня маялся, с тахтоном не разговаривал. На третий день отправился прямиком в церковь. Тахтон – за ним. С Джоша семь потов сошло, пока до церкви добрался. А ну как и правда бес? Служба началась, преподобный затянул:
    – Господи, услышь молитву мою...
    Паства подхватила:
    – И вопль мой да придет к Тебе...
    Джош глянул через плечо: вот он, тахтон! Порог перешагнул, встал рядом. Осматривается с любопытством. Не корежит его, падучая не бьет. Сила святая прочь не выталкивает. Сгорать в корчах тоже вроде бы не собирается. Подпевает, губами шевелит.
    Интересно ему. Впервые, что ли, в церкви?!
    Так всю службу вдвоем и отстояли. Народу набилось, что гороху в стручке, на скамьях яблоку упасть негде. На улицу вышел – гора с плеч! Не бес ты, приятель, не отродье сатаны. На радостях раскошелился: вернулся, толстенную пятицентовую свечку поставил. Молитву благодарственную прочел. Своими словами, не по Писанию, зато от души!"

    Обратите внимание на фразу: "Народу набилось, что гороху в стручке, на скамьях яблоку упасть негде." Т. е., Джош с тахтоном стояли, потому что все скамьи были заняты. А не потому что служба проводится стоя.
    Насчет свечей:
    В латинской (католической) традиции нет так называемых постановок свечей "за здравие" и "за упокой". Но свечи иногда ставят как знак молитвы. Обычно в храме имеется специальный подсвечник. Свечу можно зажечь, поставить и помолиться рядом.
    Что Джош и сделал.

  2. Насчет Абрахама. Да, он раньше не был знаком с Рут. Но, между прочим, то, что он знает привычки Рут – не единственная его странность. Он безошибочно определяет что в каких патронах (проклятия, несчастные случаи, "черные полосы" и т. д.), сам не будучи шансфайтером. Ближе к финалу он явно видит Джоша-призрака, опять же не будучи шансфайтером. Т. е., Абрахам совсем не прост. У него явно есть некие особые умения / способности. И то, что он знает о своих клиентах-шансфайтерах то, чего знать, по идее, не должен – "из той же оперы".

И, заметьте, мы сейчас не сказали ничего, чего бы не было в тексте книги.

* * *

Trepanatsya:

Добрый вечер.
Спасибо, что ответили.
И спасибо, что разъяснили, все стало на свои места.

* * *

Генри Лайон Олди:

Ну и отлично! Рады взаимопониманию.