Список желаний

Ваш список желаний пуст. Перейти в каталог?

Осенние макеты

21.09.2020

Важное про "Черный ход":

"Азбука" прислала макет новой книги "Черный ход". Читаем помаленьку - пара дней, и закончим правку. Макет чистый, как обычно.
Ну, значит, жизнь идёт, контора пишет. :-)
Иллюстрации А. Семякина.

Из диалогов с журналистами:

— Почему сегодня многие сказку или фантастическую историю воспринимают легче, чем строгий реализм?
— Мы боимся посмотреть в зеркало. Ведь в зеркале мы видны такими, как есть: с морщинками и складками, с мешками под глазами. Нам хочется комфорта, мы желаем отдохнуть, а не «чистить душу» скребком сильных переживаний. Поэтому мы предпочитаем книги «не про нас». В одном далеком королевстве, в одной далекой галактике, принц на белом коне, эльф на белом орле, суперагент на белом «Ламборджини»… Если писатель использует фантастику как приём, заостряя актуальную проблематику, поворачивая ее необычной стороной, желая говорить «про нас про всех – какие, к чёрту, волки?» — читатель в массе своей такую книгу отталкивает. Это же надо проводить параллели между героями книги и собой-любимым, так уставшим после работы, и понимать, что ты-любимый, мягко говоря, несовершенен…
— Теодор Старджон сформулировал знаменитое откровение: «Девяносто процентов чего угодно — полная фигня». Насколько оно отражает состояние современной фантастики?
— Что значит «фигня»? У Старджона написано острее: «дерьмо»… Тут зависит, с какой точки зрения смотреть. Дерьмо с точки зрения коровы — пища с точки зрения мухи. Без перегноя цветы не растут. Считаешь что 90% книг — ерунда? Не читай ерунду, читай оставшиеся 10%! Их тебе хватит и еще останется.
* * *
– Как, на ваш взгляд, изменилась сетевая культура и общение?
– Сетевая культура поведения и общения ничем не отличается от культуры общения в реальной жизни. Она просто ярче и острее демонстрирует общие тенденции. В частности, такие, как упрощение, падение грамотности, агрессивность, нетерпимость к чужому мнению.
– Есть ли у вас книги, на ваш взгляд, непонятые массовым читателем?
– Что это за зверь: «массовый читатель»? Каждая книга понимается или не понимается конкретным человеком, причем в разной степени. Тут не работает магия больших чисел. И не писателю оценивать: поняли его или нет? Время покажет.
– Насколько читателю интересен наш мир, наше время? Когда вы пишете про нынешние реалии, насколько это интересно вам, как автору, и что может быть интересного снаружи?
– Должны признаться, что читатель все-таки предпочитает костюмированные спектакли в ярких декорациях. Иногда приходится сегодняшние реалии заворачивать в обертку эпичности, фэнтези, космической оперы, историчности другой эпохи, иначе читатель готов уйти от книги. Тем не менее, мы регулярно пишем книги про «здесь и сейчас», хотя бы для того, чтобы не терять форму. Нарисовать петуха, как говаривал китайский художник, гораздо сложнее, чем дракона: дракона не видел никто, а петуха видели все.

А вот новости от Марины и Сергея Дяченко (о третьем романе из серии "Ведьмин век"):

Марина и Сергей закончили работу над новым романом! Он получит название «Ведьмин род» и станет завершающим в трилогии о ведьмах и инквизиторах. На данный момент роман отдан в издательство Эксмо Аннотация, обложка и дата выхода появятся позже. Следите за новостями!

Вот как еще можно "использовать" роман "Путь меча":

А вот так - книгу "Мессия очищает диск":

Парисову стрелу направил Аполлон,
Летит - хлобысть! - и в пятку Ахиллесу,
Казалось бы, герой сразит повесу,
Ан нет, повеса ловок и силен,
И справился с героем тет-а-тет,
Хоть бог - вот он.
Но с моря подплывает Филоктет,
Гераклову стрелу с лернейским ядом
Пускает - и Парис с Ахиллом рядом
Лежат. А в небе новая стрела
Летит, певучая, сжигая мир дотла,
Летит, красивая, с войною, мором, гладом,
И бесконечно длится Илиада,
Отныне до скончания времён.
А бог - вот он.

* * *

Ты катись, колечко, катись туда,
Где двенадцать месяцев сидят меж руин,
В их сердцах вражда,
Позади их вода,
Перед ними костер
Ородруин.

Ты бросайся, кольцо, с разбегу в костер
И гори огнем так, чтоб не спасти,
Ибо путь далёк,
Ибо меч остер
И нет больше силы тебя нести.

А когда ты сгоришь, ночь станет темней,
Закричит сова, рухнут города,
И воссядут месяцы
На черных коней
И разъедутся кто куда.

Вот тогда я тихо пройду к костру,
Наберу я пепла да в обе горсти,
Посижу до рассвета,
Уйду к утру,
Ты прости, колечко мое, прости.


В оформлении использована работа Krys Amon с сервиса Unspalsh.